Чашка.

Крым. Коктебель. Вечер.

 Сначала в щелке появился глаз. Он посмотрел налево, направо.  Скрипнув, нехотя открылись дверки: одна, потом другая.

 Розовые щечки, блестящие волосы, подхваченные бантом в горохах. Сонечка увлеченно рассматривала сокровища, спрятанные в ящике бабушкиного шкафа. Столько красивых вещей, собранных  в одном месте, она еще не видела: собаки, медведи, петух с разноцветным хвостом, шкатулка с бусами. Но самой красивой была балерина в бледно-голубой пышной юбке.

  Девочка стала доставать статуэтки, чтобы получше все рассмотреть. Балерина оказалась довольно тяжелой, но пыхтя, Сонечка ее вытащила. Поставила на пол и стала, как свитой, окружать остальными фигурками. Бусы и брошки, найденные в шкатулке, тоже пошли в дело. Получалось очень красиво.

  «Соня, Соня, ты где?» Ой, это мама. Ну вот, все, сейчас наругает, засунет назад в шкаф все сокровища и сказка закончится. Дверь отлетела в сторону: «Соня, что это? Кто тебе разрешал?» Голос у мамы был сердитый и скрипучий: «Нам ехать пора, а ты здесь…» Она стала быстро засовывать статуэтки на полки, бусы – в шкатулку. Все.

 Мама протянула руку: «Пошли скорей, папа ждет. Что там у тебя?» Соня стояла, спрятав руки за спину. «Мамочка, пожалуйста, давай возьмем ее с собой! А?» «Что там у тебя?» все еще сердясь, строго спросила мама. Девочка вздохнула, переступила с ноги на ногу и протянула маме чашку. Простецкая, с толстыми стенками в трещинках и наивной надписью: «Привет из Крыма». Ольга провела пальцем по стертым буквам и через секунду была там – в жарком крымском августе. Это была их с Сережкой первая совместная поездка. Виноград, арбузы и море.

  Огромное, оно заполняло собой все пространство. Лениво лизало берег, накрывая его кружевной пеной. Иногда сердилось на крикливых, беспокойных отдыхающих, вырастая волнами, грохоча галькой, шипело и швырялось в них медузами. Длинная, залитая солнцем набережная с бесконечными лотками и киосками. На прилавках пляжно-курортный набор из футболок, бус, чаев, браслетов и еще Бог знает чего.

 Был последний день их блаженного ничегонеделанья, они медленно брели от лотка к лотку, решая, что бы привезти родителям и купить себе на память. Разморенные продавцы, такие бойкие и разговорчивые утром, прятались под зонтиками, лениво предлагая товар. Вот тогда они и набрели на эти кружки. А, кстати, их же было две! Да, она хорошо помнила, как ночью они пили из них, сидя на теплой коктебельской гальке. Бархатное южное небо,  море и вино в кружках были  одинаково черными.

 Торопливые шаги по ступенькам и голос мужа: «Дамы, ну где вы там?» выдернул Ольгу из далекого лета. Она протянула  Сергею кружку: «Смотри, что Соня нашла. Давай заберем. Жаль, что только одна осталась».  Муж обнял одной рукой жену, другой дочку: «Конечно заберем, а летом рванем в Коктебель и купим еще две. Ребенок, ты как, не против?» Соня крутнулась, проскочила у него под локтем и с лестницы раздалось: «Бабушка, бабушка, мы едем в Коктебель за чашками, в Коктебель … Ура!»

     

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить